Чайка и Бортников схлестнулись за контроль над Росалкогольрегулированием

Глава Росалкоголя Игорь Алешин затянул с изучением коррупционных схем в отрасли и столкнулся с противодействием со стороны своих подчиненных из старой команды разыскиваемого предшественника Игоря Чуяна. Тем временем, подчиненные Александра Бортникова столкнулись с противодействием подчинённых Юрия Чайки и получили по рукам, когда попытались четыре года спустя пресечь одну из старых преступных схем. Вопросов оказалось очень много ко всем участникам этого процесса. С разных сторон и каждый по разному докладывают президенту Владимиру Путину о проблемах в отрасли, но порядка до сих пор нет. 

Закрытое уголовное дело

В конце ноября сотрудники ФСБ задержали двух заместителей директора Росалкоголя Игоря Алешина —  Ирину Голосную и Елену Афанасенко — и еще пять сотрудников управления по ЦФО.  Причина — злоупотребления при производстве пива. Силовикам стала известна информация о лицензионных подлогах, которые проворачивались с помощью ЕГАИС — автоматизированной системы контроля. Эта схема позволяла производителям спиртных напитков уходить от налогов. Впрочем, фигурантами уголовного дела о злоупотреблении полномочиями стали три человека, а не семь. В СИЗО попала Ирина Голосная, врио главы управления РАР по ЦФО Сергей Пальцев и сотрудник управления Борис Астахов, действия которых, по версии следствия, привели к ущербу свыше 58 млн рублей. Но и эти трое в итоге ушли от ответственности. Уголовное производство было заведено 21 ноября. И только 5 дней спустя прокуратура города Москвы, при явно сомнительных обстоятельствах, отменила возбуждение дела и арестованных пришлось отпустить на свободу. 

Незапланированные разоблачения

Разбираться в этой истории следует с момента громкого задержания. По информации ПАСМИ, оперативные мероприятия чекистов настолько громкими, как это вышло, не планировались. Изначально в распоряжение сотрудников управления “К” ФСБ Ивана Ткачева от самого главы Росалкоголя Алешина поступила информация только на сотрудников РАР по ЦФО. 

К реализации материалов и задержаниям центральный аппарат ФСБ привлек столичное управление Алексея Дорофеева. Никто не планировал задерживать руководителей службы Росалкоголя, но задержанные неожиданно начали давать чекистам и следователям СКР по Москве показания на замов Алешина — Афанасенко и Голосную, предоставив подробный расклад их теневой деятельности. Согласно показаниям и другим доказательствам, две дамы действовали в “пивных” схемах сообща. Голосная отвечала за контрольно-надзорные функции, а Афанасенко — за лицензионные. После таких показаний и появился повод для задержания двух заместителей главы Росалкоголя. 

Прокурорская крыша 

По информации ПАСМИ, именно высокопоставленные должностные лица Генеральной прокуратуры лоббировали прекращение уголовного преследования через прокурора Москвы Дениса Попова. Материалы на сотрудников РАР по ЦФО и Голосную проверялись прокуратурой в предусмотренные УПК сроки и вопросов к возбуждению не было. Но потом проверить решил лично Денис Попов и взял дело для изучения. Cразу после этого и появилось постановление об отмене возбуждения уголовного дела, но подписал его первый заместитель Олег Манаков, что вряд ли можно назвать случайностью. 

Это решение в среде правоохранителей и адвокатов называют беспрецедентным. Фактически Денис Попов, репутация которого подмочена разоблачением Алексеея Навального о зарубежной недвижимости, решил умыть руки от скандального процесса и переложил “славу” на своего зама.

Важно, что уголовное дело на сотрудников Росалкоголя было заведено 21 ноября, а постановление об отмене “родилось” лишь спустя 5 дней, — только после того, как 25 ноября Пресненский суд Москвы принял решение отправить чиновницу в СИЗО, хотя прокуратура просила о более мягкой мере пресечения. Совпадение с датой ареста не случайно. Голосная в случае ареста могла начать сдавать, как и ее подчиненные, всех своих покровителей в правительстве, в силовом блоке и не только. Вероятно, что Московская прокуратура рассчитывала, что Ирину Голосную оставят под домашним арестом или на подписке, и тогда ее дело можно будет разваливать постепенно и без лишнего шума, но действовать пришлось незамедлительно. Судья посчитала, что достаточно оснований и арестовала Голосную, именно поэтому после пятидневного молчания прокуратура пошла на отчаянный шаг. 

Таким образом, прокуратура города Москвы расписалась в том, что не смогла выполнить в срок 24 часа свои надзорные функции. Версии о нарушениях СКР в ходе расследования, как например, допросы подозреваемых без адвокатов, выглядят неубедительно, ведь на отказ в возбуждении дела это никак процессуально не влияет.

Частичные санкции   

На сегодняшний день Ирина Голосная уже не работает в Росалкогольрегулировании. По официальной версии, она уволилась по собственному желанию — заявление было подписано после ее задержания. Между тем, как говорят в службе РАР, после освобождения из СИЗО Голосная планировала взять 2-3-дневный отгул, а затем вернуться на работу, но сделать это не позволил руководитель службы Игорь Алешин.

Ирина Голосная наряду с Еленой Афанасенко были людьми из “гвардии” предшественника Алешина  — Игоря Чуяна, который был уволен с должности главы Росалкогольрегулирования в 2018 году, а затем скрылся от уголовного преследования за границей и сейчас находится в международном розыске. Практически все теневые схемы на алкогольном рынке курировал лично Чуян и продолжает пытаться делать это сейчас через своих людей. Впрочем, часть из них сегодня покидает свои посты. 

Так, до коррупционных скандалов в Росалкоголе с Голосной и Афанасенко, Алешин избавился от своего заместителя Владислава Заславского, который по данным журналистских расследований, являлся активным участником теневых схем Игоря Чуяна, но поста его лишили за обнаруженную в Калифорнии недвижимость. Скандал поднимать не стали — по официальной версии чиновник ушел по собственному желанию. 

И тем не менее, при Игоре Алешине остается еще много кадров из числа доверенных лиц разыскиваемого Игоря Чуяна. Среди них — советник Алешина Алексей Котов. Это бывший сотрудник ФСБ России, уволенный по компрометирующим обстоятельствам, Чуян взял его к себе. Именно Котов сыграл важную роль в провокации, которую Чуян устроил сотруднику ФСБ Игорю Коробицину, собравшему на него материалы по коррупционным схемам и махинациям через ОФК Банк. После успешной дискредитации офицера Чуян повысил Алексея Котова в должности, сделав его своим советником по вопросам безопасности и взаимодействия с силовым блоком. Сейчас Котов представляется прикомандированным сотрудником в РАР от ФСБ, хотя это не так. 

Другой советник Алешина — Анатолий Голубев, также работал с Чуяном, он появился в РАР сразу  после реализации провокации Котова в отношении сотрудника ФСБ Коробицына. Хотя до этого антикоррупционер-общественник активно выступал сам против главы Росалкоголя. Есть сведения, что Чуян, чтобы избежать в свой адрес дальнейшей дискредитации, предложил Голубеву должность советника и карт-бланш для решения определенных вопросов в отрасли, на что тот сразу согласился. В Росалкоголе Голубев стал отвечать за антикоррупционое направление, работу с подтасовкой показателей, урегулирование медийных и имиджевых вопросов. Почти за год антикоррупционной деятельности в ведомстве Голубев, активно помогая в схемах Голосной, заработал на иностранное имущество — на свое имя и супругу в 2018 году зарегистрировал дорогостоящий дом в курортном районе Марбелье Испании.

А на службу советник Чуяна вскоре после устройства в РАР стал приезжать уже на последней модели Рендж Ровер, стоимость которого превышает 7 млн рублей.  

Еще один кадр, оставленный Алешину, — это начальник управления автоматизированных информационных систем Антон Гущанский. Без его помощи реализация большинства теневых операций Голосной, Афанасенко и Заславского была бы невозможна, поскольку многие схемы, в том числе и по уходу от налогов, построены именно на изменении данных в ЕГАИС. По информации, Гущанский является родственником Афанасенко.

Кроме того, по оперативным данным, к неправомерных действиям и схемам ставленников Чуяна причастны руководитель межрегионального управления РАР по СКФО Андрей Медведь и глава управления по ЮФО Тимур Татаринцев. Эти руководители оказывают активное содействие «31 этажу», так называют отраслевики бизнесменов-бенефициаров схем — Арсена Ципинова и Игоря Шушарева, которые через аффилированных лиц связаны с компаниями в Северной Осетии, Москве, Подмосковье, Ленинградской, Тульской, Пензенской, Воронежской областях, Ставропольском крае и КБР.  

Война с подчиненными

Как говорят в отрасли, действующий глава Росалкоголя вступил в открытую конфронтацию с наследниками своего предшественника, расставленных на ключевых местах в ведомстве и отрасли. Более года Игорь Алешин пытался разобраться в положении дел и только сейчас начались какие-то движения. 

Удивляет то, что на понимание обстановки в отрасли и ведомстве ушло столько времени. О хищениях, коррупционных схемах Чуяна и его команды с 2015 года писали СМИ в журналистских расследованиях, а председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко еще в 2016 году с трибуны критиковала и намекала на злоупотребления в работе ведомства.

По информации ПАСМИ, своим замедлением Алешин усилил позиции старой команды, что позволило им начать диктовать свои условия, идти на открытый конфликт и претендовать на повышение.

Например, Афанасенко в августе этого года с ближайшим окружением обсуждала, что в ближайшее время может возглавить Росалкоголь, а ее место займет глава РАР по ЮФО Тимур Татаринцев. 

Информационная атака на Алешина началась из-за бренда «Кавказ», принадлежащему Тольяттинскому заводу. Это бренд, по данным источников ПАСМИ, хотели прибрать к рукам, известные бенифициары схем  – Ципинов и Шушарев при помощи проверок, организованных Ириной Голосной, но Алешин этому воспрепятствовал. И теперь наследники Чуяна при поддержке своих покровителей внутри отрасли распространяют информацию, что Алешин якобы аффилирован с Тольяттинским заводом, а Голосная стала жертвой, так как пыталась его проверить. Такая позиция выглядит странной, поскольку предприятие лишили лицензии еще в начале этого года.

В ожидании ответов

Вопросов много сейчас ко всем. Почему сотрудники Александра Бортникова годами закрывали глаза на криминальные схемы Игоря Чуяна, сдали своего же сотрудника, который докладывал о происходящем в отрасли, почему с Чуяном работал родственник директора ФСБ – Дмитрий Бортников,  почему позволили экс-главе РАР скрыться за границей.

Есть вопросы и к Генеральной прокуратуре. Почему Юрий Чайка позволяет своим московским подчиненным откровенно дискредитировать работу надзорной структуры и закрывать уголовное дело, которое требовало только одного — расширения списка фигурантов. 

Они должны быть в курсе:

— президент России Владимир Путин

— глава Администрации президента Антон Вайно

— спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко 

— председатель Госдумы Вячеслав Володин

— директор ФСБ Александр Бортников

— председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев

—глава СКР Александр Бастрыкин

Не меньше вопросов и к Алешину — почему он сам повысил Ирину Голосную до должности своего заместителя, что происходит с Тольяттинским заводом, и главное, почему так долго не начиналась зачистка в ведомстве. 

Изменилась ли ситуация в алкогольной отрасли после отставки Игоря Чуяна?

Нет — 85%

Затрудняюсь ответить — 12%

Да — 3%

Редакция ПАСМИ направила Игорю Алешину запрос на предоставление информации по деятельности РАР, а также проведения интервью по проблемным вопросам, на которые хочется получить ответы. Редакция обращается и в правоохранительные органы РФ и Испании для проведения проверки на законность приобретения дорогостоящего имущества высокопоставленными должностными лицами РАР.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *