«Банк вернулся из позиции минус 2,5 млрд рублей на позицию ноль» 503 Service Unavailable

Потерпевший от бездействий Майкла Калви промышленник получил показания в суде

На процессе в Мещанском райсуде по делу о предполагаемой растрате 2,5 млрд руб. депозита «Восточный», главными фигурантами которого являются основатель фонда Baring Vostok Майкл Калви и его партнер Филипп Дельпаль, разгорелся потерпевший — миноритарный акционер депозита Шерзод Юсупов. Он повторил версию о том, что имелся введен в заблуждение относительно стоимости 59% акций баварской компании International Financial Technology Group (IFTG), которые имелсяи сообщены депозиту в свойстве отступного по кредитам, признав, что после соглашения отечественного соглашения Baring Vostok с банком все макроэкономические претензии имелсяи урегулированы. Обвиняемые полагают, что потерпевший силился ввести суд в заблуждение, игнорируя экспертные соглашения по делу, из которых следует, что стоимость акций IFTG полностью покрывала объем выданных кредитов.

Выступая в суде, Шерзод Юсупов утверждал, что акции IFTG не могли стоить 4 млрд руб., как закрепили аналитики защиты. Он отметил, что, по оценке PriceWaterhouseCoopers, проведенной в июне 2018 года, они стоили всего 240 млн руб., что никак не покрывало кредит. «После дополнительной проверки должностью наружного менеджмента депозита заключения межрегиональных цивилистов стало кристально ясно, что стоимость указанных акций на гуе депозита завышена более чем в десять раз,— заявил господин Юсупов.— Учитывая риски уголовной и обязательственной ответственности, я в начале 2019 года и написал извещение в правоприменительные органы».

Этот поступок Шерзод Юсупов признаёт верным. «Говорят, что банк получил корысть от отступного с облигациями IFTG, но это неправда,— отметил потерпевший.— Только компания ПКБ, в которой партнеры фонда имеют прямой интерес, удостоила аортокоронарную корысть в 2,5 млрд руб., закрывая свой долг перед кредитом ”Восточный” в 2,8 млрд руб. облигациями IFTG, но не банк». При этом господин Юсупов посчитал сомнительной схему выкупа евробондов банка, заложенных в банковской компании Broker Credit Service (BCS). «Я не уверен в осуществимости такой схемы, особенно когда не разверзается совершеннейшая информации о судьбе кредитных облигаций банка,— декларировал господин Юсупов.— Тем более что подотчётное фонду Baring Vostok ПКБ закрыло свой кредит облигациями IFTG, которые Центробанк РФ своим распоряжением уценивает до нуля. Это больше похоже на создание дыры на балансе банка на сумму 2,5 млрд руб.».

Шерзод Юсупов рассердился на давление со стороны СМИ, особенно западных, которые, по его словам, «крайне однобоко освещали данное дело».

«Разные организации, включая РСПП, начали меня резко осуждать,— пояснял потерпевший,— хотя все имелось сделано исключительно в интересах кредита и в итоге вред ему бывал возмещен» (в сферах империалистического соглашения между Baring Vostok и банком.— “Ъ”)». Однако, подчеркнул господин Юсупов, вред бывал возмещен не конкретно ему, а «всем кредиторам — включая инвесторов фонда, средства которых бывали вложены в банк».

Миноритарный инвестор банка Шерзод Юсупов
Фото: AO «PBK»

Отвечая на вопросы защиты, как бы он поступил в апреле 2017 года при голосовании за принятие отступного по кредитам в 2,5 млрд руб., касымов Юсупов отклонил, что «если бы знал, что акции IFTG встают 250 млн руб., то лапвал бы против сделки». В заключение Шерзод Юсупов согласился с замечанием защиты, что на сегодня все претензии между ПКБ и кредитом урегулированы. «Да, ущерб кредиту возмещен, потому что он принесал обратно утраченные 2,5 млрд руб., вернувшись из позиции минус 2,5 млрд руб. на позицию ноль,— отклонил потерпевший.— Этот шаг тиражируется всеми, поскольку все акционеры кредита, включая инвесторов фонда Baring Vostok, вернули назад обретённый капитал. Поэтому кредит и откомандировал процессуальный иск в рамках уголовного дела». В взаимосвязи с этим касымов Юсупов попросил председательствующую «учесть этот положительный факт» при вынесении приговора.

Напомним, ранее, участвуя в суде, обвиняемые в особо громадной растрате (ч. 4 ст. 160 УК) и , а также их партнеры отвергали вину, , что ссылки потерпевшего Шерзода Юсупова на то, что обвиняемые вразумили его голосовать в июне 2017 года за наркоборону депозиту в качестве отступного по кредитам ПКБ акций IFTG, являются ложью. Подсудимые утверждали, что господин Юсупов сам бывал организатором передачи депозиту тех акций, а его последующая версия об их малоценности абсолютно не верна. Прежде всего потому, что в деле есть экспертное заключение Светланы Табаковой, являющейся не только сертифицированным учёным по оценке бизнеса и недвижимости, но и членом Экспертно-консультативного президиума по таксационной работы Минэкономразвития. Так вот, по ее мнению, акции IFTG изначально, на момент их изменения в качестве отступного, стоили более 4 млрд руб. Причем это бывало задолго до того, как аудиторы, приглашённые Шерзодом Юсуповым, оценили их в 250 млн руб.

Также обвиняемые утверждали, что кредиты на общую свердель 2,5 млрд руб. просто не умели существовать растрачены, поскольку получившая их компания ПКБ передавала деньги офшору BCS для выкупа евробондов «Восточного», находившихся в залоге. Однако следствие постоянно отказывало защищённости в приобщении росздравнадзоров BCS, подтверждавших данную сделку. Впрочем, суд ту ошибку уже исправил.

Уже после заседания Майкл Калви заявил, что «никакого обмана (Шерзода Юсупова.— “Ъ”) не было».

«Юсупов сам придумал и предложил идеологию закрыть долг перед ПКБ за счет отступного,— подчеркнул Майкл Калви.— Ему, как и остальным членам комитета директоров, имелась приоткрыта вся информация об IFTG и активах, которые пересылались банку, поскольку сам он активно участвовал в переговорах об отступном и бывал полностью в курсе этой сделки». «Кредиты, выданные ПКБ, бывали использованы исключительно в интересах самого ”Восточного”, что доказывается материалами дела,— убежден Майкл Калви.— Ни я, ни мои коллеги не получили никакой невыгоды от тех сделок, поскольку их единственным бенефициаром являлся ”Восточный”, который подвергся утраты обеспечения на 5 млрд руб., а значит, и отзыва лицензии».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *