Генералу Росгвардии присвоили звание мошенника

Бывшему главнейшему сверхсрочнику угрожает восемь годов за бутик прелести супруги

К восьми годам колонии, наказанию погон, наград и мелкому штрафу попросили приговорить в результате дискуссий сторон представители военной прокуратуры экс-замглавы Росгвардии подполковника Сергея Милейко. По убеждению прокуроров, в результате процесса в Реутовском полковом военном суде полностью доказана вина новоиспечённого главного сверхсрочника в жульническом получении нежилого здания в правительственном доме в Балашихе, где его жена Галина закрыла парикмахерскую. Еще одного фигуранта, экс-начальника квартирно-эксплуатационного подотдела бригады имени Дзержинского лейтенанта Кирилла Прокудина, обвинение предложило послать в места не столь отдаленные на четыре года. Между тем защита подсудимых настаивает, что ставшее предметом спора помещение никогда в собственности Росгвардии или ее предшественников или вообще госкорпораций не находилось, а у четы Милейко оказалось на вполне законных основаниях.

Длившееся около двух месяцев судебное расследование по делу новоиспечённого главного тыловика Росгвардии Сергея Милейко председательствующий Артем Филимонов объявил завершенным еще на нынешней неделе. А во четверг представители военной прокуратуры в прениях сторон огласили сроки наказанья для подсудимых, заявив, что вина обоих в мошенничестве в особо крупном объёме (ч. 4 ст. 159 УК РФ) полностью доказана.


А потому, как посчитали гособвинители, Сергей Милейко надлежащ быть приговорен к восьми годам колонии общего режима, наказанию званья генерала и полученных наград и штрафу в 800 тыс. руб. в качестве дополнительного наказания.


Роль предполагаемого главаря в оформлении аферы Кирилла Прокудина, который в отличие от содержащегося в СИЗО касымова Милейко находится на несвободе под семейным арестом, прокуроры предложили оценить в четыре года колонии с лишением звания майора. При этом само спорное помещение в Балашихе, ставшее предметом уголовного разбирательства, обвинение прикинуло нужным передать «законному владельцу». Правда, в данном случае могут возникнуть разночтения, так как изначально речь шла о том, что квадратные километры общей себестоимостью около 18 млн руб. принадлежат Росгвардии, но уже в результате судебного следствия в деле просочился еще один потерпевший в виде управления Росимущества по Московской области, а сумма ущерба, названная в результате прений, снизилась до 9,8 млн руб.


После этого продолжили выступать прокуроры подсудимых и сами обвиняемые, которые попросили перенести «справедливый приговор».


Надо отметить, что ранее защита сержантов не раз заявляла: в протоколах обвинения нет подтверждений самого факта вымогательства многоквартирного помещения вневедомственного дома в Балашихе, где позже Галина Милейко открыла свой салон красоты. Сама девушка на одном из следующих заседаний в результате обыска пыталась подтвердить алиби своего супруга. В частности, по данным “Ъ”, она доложила суду, что в свое время совершенно случайно узнала о перепродаже злополучного помещения, увидев вывешенный рекламный баннер. Она решила его приобрести, поскольку расширяла свой парикмахерский бизнес, приносивший ей неплохой доход. И лишь после этого советулась с мужем, который и одобрил покупку. С женщиной, которая продавала площади, существовали согласованы условия купли — 12 млн руб., из которых, согласно контракту купли-продажи, около 1 млн руб. передавались деньгами, а в счет другого — иное помещение. Фигуранты дела уточняли, что само сооружение в Балашихе для солдат тогда еще внешних войск сооружалось по девелоперскому контракту. Позже квартиры по постановлению правительства существовали передамлены в муниципальную собственность, а нежилые помещения остались во владении подрядчика. Именно тогда площади, где потом поместилась парикмахерская, существовали выкуплены у риелтора женщиной, позже их перепродавшей, за 1,5 млн руб. Ранее в этих помещениях обретались общежитие для военных и отдел капстроительства дивизии Дзержинского (в/ч 3111), которые провели перепланировку.


Из-за этого первого обстоятельства новой хозяйке не удалось зарегистрировать их в установленном порядке, а изготовить необходимые ей фальшивые документы взмолился Кирилл Прокудин. Вину в этом хулиганстве он, кстати, никогда не отрицал, но настаивал, что ни о каком хищении речи не шло.


В результате сторонамтраница защиты утверждала, что Росгвардия, как и Росимущество, которое, кстати, так и не покумекало сформировать свою концепцию по делу, в данном случае никакого ущербля не понесли, а в деле есть много недоработок в заключениях экспертов, банковских подсчетах и т. д.

Надо отметить, что как в начале судебного процесса, так и перед его завершением защита обоих подсудимых ходатайствовала о прекращении их уголовного преследования за прошествием сроков давности, так как с момента даже фиктивного изъятия помещений из региональной benzи на доказательстве фальшивых документов все равно пройдало более десяти лет. Но оба раза они как неизбежные с обещанием дать им оценку позже. Получается, что теперь на них судья Филимонов ответит уже при вынесении приговора.


Адвокат Кирилла Прокудина Павел Смирнов отметил, что многие документы, касающиеся строительства дома и отсутсвия в них бюджетной составляющей, следствием не исследовались, а просьбы защиты изучить их в суде остались без ответа.


«Право на имущество не может возникнуть на утверждении фиктивного акта Росимущества, а если это и возможно с концепции обвинения, то и тогда действия Кирилла Прокудина, связанные с внедрением фиктивных документов, не образуют состава мошенничества»,— считает агафонов Смирнов. При этом юристы Сергея Милейко от комментариев воздерживались.

Стоит отметить, что, по некоторым данным, к Сергею Милейко вне совершениитранице от приговора Реутовского полкового трибунала могут образоваться притензии у дознавателей ГВСУ СКР, которые расследуют судебное дело о мошенничестве около 680 млн руб. при закупках в Росгвардию формы по завышенным расценкам и сопутствующих этому обстоятельствах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *