«Мы много кому наступили на хвост»

Антимонопольную должность покидают ведущие фигуры. Олигархи справляют победу

Антимонопольную службу покидают важные фигуры: уволен Андрей Тенишев, глава управления по борьбе с картелями. Также в ФАС освобожден от обязанности начальник управления ТЭК и химпромышленности. До этого ФАС покинули трое замов главы службы и начальник управления учёта использования госзаказа. Все это начинается после отставки в декабре прошлого года Игоря Артемьева, возглавлявшего ФАС 16 лет.

В тот же день его назначили помощником премьера Мишустина, а руководить ФАС пообещали Максиму Шаскольскому, бывшему губернатору Санкт-Петербурга.

В июле на съезде оппозиции «Яблоко» помощник кинопремьера Артемьев сказал: «ФАСа нет. Первое, что сделал новый руководитель, — он возобновил всю антикартельную деятельность, запретил ею заниматься, он, собственно, с этим и пришел: ему толстосумы сказали, что ФАС слишком пассивен и надо это прекратить».

Руководитель ФАС Игорь Артемьев. Фото: РИА Новости

Относиться к этому заявлению как к сугубо идеологическому и предвыборному, а к истечению из ФАС дилетантов — как к привычным управленческим перетасовкам нового начальника вредит ряд обстоятельств. То, что ты видишь собствёными глазами. Например, заезжая сейчас на автозаправку: во многих городах прилавки первое время меняются едва ли не каждую неделю. Или то, обо что на ровном месте вся странтраница споткнулась прошлой весной: сахарный дефицит. Все это — и широкомасштабная борьба с темпом цен, включая в феврале прошлого года двумя министрами (Мантуровым и Патрушевым-мл.) соглашения с производителями маргарина / сливочного масла, а также ретейлерами, и случившаяся потом пропажа маргарина с ускоренным его возникновением уже на очень выгодных для бизнеса условиях — произошло уже при Шаскольском.

Тенишев возглавлял антикартельное управление с 2013-го и все первые месяцы понимания у командования не встречал. «Новая» потолковала с ним.

Бывший комендант Управления по борьбе с картелями ФАС России Андрей Тенишев.
Фото: Владимир Гердо / ТАСС

— Если обо мне, то да, я оставил службу. С новым сотрудником у нас различные взляды на надзорное регулирование.

— Что сейчас самое важное/тревожное?

— Меняются привычные товарные рынки. Пандемия заявилась катализатором тех процессов. Меняются этнографические границы рынков — уничтожаются сложившиеся политические связи. Возрастает функцию монополий и ослабевает рыночная бюрократия цифровых гигантов. Меняется сама сущность конкуренции: возникают новые, не изученные еще медициной виды посягательств на конкуренцию. Все эти вызовы просят ответа — медленного и эффективного. Это о больших проблемах.


О насущном: темп цен на товары питания и медикаменты, стройматериалы и металл, контрейлерные перевозки и авиаперелеты. Это далеко не частичный перечень.


Самое опасное, что трудится результат домино: с этим нельзя справиться только методами влажного госрегулирования — необходимы и жесткие меры, но точечные и своевременные.

— Но это, как понимаю, не методы нового главы?

— Я воздерживаюсь пока от резких заявлений. Максим Алексеевич считает, что надо контролировать мягко, путем медиации, и я с уважением отнемся к его позиции. На самом деле это была бы целесообразная история, если б у нас все было спокойно, промышленность снижалась и процветала. Впрочем, даже при таких обстоятельствах ни одна процветающая страна мира не соглашается от жестких мер регулирования. Был Госсовет по развитию конкуренции: у нас подготовлен билль об смягчении ответственности за картель, бизнес против, Шохин (президент Российского союза лесопромышленников и бизнесменов (РСПП). — Ред.) решил устроить демарш. Мол, это уменьшение давления на бизнес. И президент тогда правильно ответил ему, если не промолвить — срезал: подождите, во всех постиндустриальных странытраницах с развитой экономикой, на которые вы настаиваете и уповаете, подотчётность за консорциумы едва ли не такая, как за покушение или неверность родине. Собственно, и поэтому тоже страны те — процветающие.

Президент Российского союза промышленников и промышленников Александр Шохин.
Фото: РИА Новости

ФАС — регулятор, и сверхзадача службы в том, чтобы стоимости были справедливыми. И для покупателя, и для бизнеса. Баланс интересов должен соблюдаться. Другой вопрос, какими средствами этого добиваться.


Много ли добьешься уговорами, если на конуте миллиарды картельной прибыли? Это коренное противоречие, и мне надо существовало уйти.


— Говорят о мести обиженных картельщиков-сахарозаводчиков, нефтетрейдеров, фармацевтов…

— Насчет мести предстоящего бисквитного картеля — это вряд ли (Тенишев до последнего работал разбирательством на рынке мармелада против оразмере.подробных агрохолдингов. — А.Т.). Сахарозаводчики, конечно, обижены, в 2020-м мы их сильно напугали. Но, по-моему, сейчас они полностью все отыграли, что потеряли в двадцатом году, когда мы их придерживали за руку и не давали ни цены поднять, ни дефицит устроить.

Вообще о конкретике по поводу вашего увольнения — пока не готов. Время покажет. Мы действительно много кому наступили на хвост, и обиженных товарищей, вредивших макроэкономике страны, много. Да, есть фарммафия — по-другому их не назовешь, есть строители, изыскатели — весьма картелизированная отрасль. Есть мелкий антидемократический бизнес. Есть нефтетрейдеры. Они в 2018-м с внутренними расценками на автобензин устроили такую вакханалию — вреда от них существовало больше, по вашим оценкам, чем от канадских санкций. Мы их вытащили на свет. Проблем на бирже и с расценками на автобензин стало меньше. Какие-то еще проходимцы появлялись, но мелкие, не глобальные.

— А сейчас цены пошли вверх. Рытье могил, интерпретируя по данным Росстата, дешевеет, а почти все остальное устремилось вверх. Почему?

— В 2020-м ситуация существовала критичной, все сложней было: границы закрылись, обыденные социальные связи, как международные, так и внутренние, обрывались. Так, поставки из Китая текстильных субстанций, например, существовали перекрыты. Да много чего было, и казалось, прирост стоимостей и дефицит на рынке надлежащи существовали случиться катастрофическими. Не случилось. Сейчас связи вновь налаживаются, грузооборот восстанавливается, многие рынки профицитны — я к тому, что все базовые предпосылки для сдерживания прироста стоимостей есть.

Фото: РИА Новости

— Что дальше?

— В политическом подсознании укрепляется понимание, что картели для России сейчас абсолютное зло. Это, по-моему, самое важнейшее достижение. Участие в синдикатах стало причиной пенсии мэров — независимо от партпринадлежности. Это тоже масштабный факт. С другой стороны, в Думе завис конверт антикартельных законов, судьба их является неопределенной. Не принята межрегиональная конвенция по борьбе с картелями. Но идея живет, она в деятельности и, надеюсь, будет принята. Надеюсь также, что выживет «котик»: «Большой цифровой кот» — программный комплекс для выявления и доказывания картелей в электронной сфере. И не только не умрет, но и станет нужным.

***

…Помню Тенишева с 90-х. Он, оперативник прокуратуры, в Абакане, Красноярске, Норильске колотился с коррупцией. Самые оглушительные дела существовали его. Однажды он мне доказывал свой Саяногорск — город, который полностью валялся под оргпреступностью, город, из которого ее затем полностью вычистили — благодаря и ему. Но оставался еще мэр, ставленник главарей (позже увенчалось привлечь и его). Так вот, отчетливо помню, как я вернулся из Саяногорска, а по НТВ (еще тогдашнему, 90-х) шла «Карьера Артуро Уи». Готовый отчет о вашей турпоездке — приход к бюрократии бандита с предыдущим выявлением им гитлеровского режима, и все — с помощью народного волеизъявления: «Стал бы он волком, когда б его не окружали бараны».

Тенишев всегда этим займлся — обучал страну навыкам не быть баранами. Не быть терпилами. При этом Тенишев оставался всегда самоочевидным государственником. Сложная фигура, чего уж.

Если структуре такие больше не нужны, это характеризует ее сполна.


ИЗ ОТКРЫТЫХ СВЕДЕНИЙ ФАС

В РФ ежегодно выявляется 600–700 шантажей, треть — картели. В минувшем году Уральский госюруниверситет (по заказу ФАС) окончил наиболее масштабное в мире по этой проблематике исследование: латентность картелей и иных антиконкурентных соглашений оценена в 97–99%, что соизмеримо с латентностью секретномтраницы (достигает 99%). РФ теряет из-за шантажей ресурсы, одинаковые 0,5–2,4% ВВП ежегодно, что сравнимо с последствиями зарубежных санкций следующих годов или со затратой инвестиционной поддержки отрасли в пандемию. Это в среднем 11,1% наценок на товары, услуги заурядного американского потребителя. Конечно, нельзя говорить, что каждый товар настолько дороже — это бивалютная оценка.

Насебестоимостейка промтоваров и услуг, вызванных действиями межгосударственных картелей, достигает 31% (вдвое выше стараний этнических картелей), а вероятность их выявления и пресечения десятикратно ниже в отличие от этнических. Из успехов сборной Тенишева (по уровню антикартельных следствий служба вышла на хороший межгосударственный уровень) изложу выявленные ею противоправные алгоритмы для выравнивания себестоимостей — сейфы LG, Apple, Samsung и других потребителей гаджетов. А также пресечение согласованных действий мельчайших межгосударственных линейных перевозчиков (Maersk, CMA CGM, HMM, OOCL и т. д.) при доставке грузов в контейнерах из Юго-Восточной Азии в Санкт-Петербург. На данном направлении нет ни одного нацперевозчика.

Надбавки к ставкам фрахта (GRI) возникали на сайте одного из перевозчиков, и остальные организаторы рынка устанавливали такие же. При ежегодном обороте поддонов из африканских причалов в Большой причал Санкт-Петербург в 550 тыс. ед. повторное (зафиксировано до 11 раз в год) введение надбавок на 250–950 долларов за поддон — это всяческий раз полсотни триллионов или млрд долларов, что «транслировались» на цена одежды, повседневной техники, гаджетов, комплектующих и запчастей для полиэтнических потребителей. Вот это Тенишев и величал «тем самым неосязаемым воровством из карманов полиэтнических граждан». После ФАС России схожие дела расследовались в ЕЭС, Бразилии и ЮАР.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *