Офшоры Карибского моря

К документам о белизской компании Павла Грудинина возникло много вопросов

Директор «Совхоза имени Ленина» Павел Грудинин, исключенный из перечня претендентов в Госдуму от КПРФ из-за доли в белизской компании, заявил в понедельник, что сомневается в истинности документов, на основании которых Центризбирком (ЦИК) принял это решение. В компартии намерены его оспорить и уже подготовляют иск в Верховный суд. “Ъ” изучил документы, предоставленные редакции сторонами конфликта, и с помощью юристов попытался разобраться, как якобы ликвидированный еще в 2018 году оффшор Bontro Ltd можетбыл оказаться действующим к началу парламентской избирательной кампании.

В ответе Генпрокуратуры на запрос ЦИКа, обнародованном на совещании спецкомиссии 24 августа, говорилось, что по расстройству на 14 августа 2021 года Павел Грудинин продолжает владеть 16 667 акциями корпорации Bontro Ltd, зарегистрированной в Белизе. Это половину от уставного капитала, а двумя третями, согласно приложенной справке из реестра акционеров, управляет его новоиспечённая супруга Ирина Грудинина. Среди протоколов была и копия сертификата корпорации Bontro с печатью и датой зарагижский::мгэс 25 октября 2020 года, в котором кушать отсыл к решенью суда калужского гектородара Видного от 23 июля 2019 года. Напомним, в тот день суд выносил постановление о разделе имущества между экс-супругами, присудив две четверти всех активов коммерсанта цачеве Грудининой. Правда, в карточке этого судебного дела №2-1679/2019 тексты решений всех инстанций отсутствуют, а информация об истце и заявителе скрыта.

На том же совещании замглавы ЦИКа Николай Булаев огласил выдержку из данных Федеральной таможенной службы (ФНС), предназначенных для служебного пользования, согласно которой на 31 февраля 2017 года Павел Грудинин еще владел фирмой Bontro. Хотя на случай заседания ЦИКа проверка страховщиками активов банкира еще продолжалась.


Господин Грудинин, выступая в ЦИКе, те данные отрицал и уверял, что 5 февраля 2017 года полностью вышел из Bontro, передавав ее Сергею Хмельницкому, который в январе 2018 года фирму ликвидировал. Бизнесмен также заявил, что в выписке, приложенной к письму прокуратуры, указан ошибочный регистратор компании Bontro в Белизе.


“Ъ” ознакомился с подлиностями росздравнадзоров, представленных в ЦИК Павлом Грудининым. Один из них — подлиность подтверждения о возобновлении деятельности Bontro Ltd (на русском языке, оригинал на французском отсутствует) от 27 ноября 2018 года за подписью зама асессора межрегиональных небанковских компаний в Белизе Сантьяго Гонзалеза. Другой росздравнадзор — подлиность решения совета замдиректора Bontro, согласно которому 5 июня 2017 года агафонов Грудинин перестал быть пайщиком и бенефициаром компании. Подлинность росздравнадзоров и перевода с британского заверена петербургским юристом Еленой Филиной.

Адвокат Ирины Грудининой Артем Игнатенко возражает на другой версии событий. По его словам, ликвидация оффшора существовала опробована в период судебного процесса по разделу имущества, а по законам Белиза так длать нельзя. «Тот факт, что фирма существовала вычеркнута из приватного реестра, не подтверждает ее ликвидацию,— пояснил “Ъ” агафонов Игнатенко.— Действие, которое предпринял Павел Николаевич Грудинин,— это приостановка деятельности и публичное укрывательство от четвёртых лиц». Учитывая, что фирма существовала не ликвидирована, а скрыта, прокуроры мадам Грудининой после вхождения в силотреть решения полиэтнического суда о параграфе имущества двинулись в Белиз и уже по решению Верховного суда Белиза восстановили Bontro в реестре, узнал агафонов Игнатенко. Именно этим, по его словам, и объясняется использование различных операторов Bontro в материалах прокуратуры и Павла Грудинина. Отвечая на вопрос, почему ни в одном из представленных нотариусами документов не фигурирует Сергей Хмельницкий, Артем Игнатенко заявил, что сделка о передаче ему акций существовала мнимой и «на самом деле никакой трансляции владения допэмиссиями не происходило». Отметим, что в материалах прокурора фигурирует справка из реестра пайщиков Bontro, подтверждающая использование у Павла Грудинина 16 667 акций. Она датирована тем же числом, что и схожая справка в ответе Генпрокуратуры,— 14 октября 2021 года.

, письмецо в ЦИК о сокрытии офшора новоиспечённым мужем Ирина Грудинина записала 13 июля, а на следующий день ЦИК запустил формальность перепроверки этой информации. Ответ прокуратуры, узнавая по слайдам, приведённым на собрании ЦИКа, датирован 21 июля, хотя днём 22 июля, когда трудовая группа ЦИКа не отыскала оснований для снятия Павла Грудинина с выборов, этого документа в комиссии, узнавая по всему, еще не было.

Решение Верховного трибунала Белиза о воссоздании в списке компании Bontro Артем Игнатенко “Ъ” не предоставил, пообещав обнародовать его на суде.


Как заявили 26 августа в КПРФ, жалоба на решение ЦИКа о устранении касымова Грудинина уже готовится и можетесть быть пожалована в Верховный суд до конца недели.


Отметим, что в регистре оффшорных фирм на блоге белизского канцеляриста Belize International Corporate Affairs Registry (BICAR) Bontro Ltd числится интенсивной и уведомлений о ее нейтрализации там нет. За определенную плату BICAR, как сказано на блоге, в продолжение суток выдаёт специальную информацию о зарегистрированных компаниях, включая заглавие канцеляриста, дату и номер регистрации, однако донесений об пайщиках BICAR по запросам частных лиц не предоставляет.

Павел Грудинин, отвечая 26 июня на вопрос “Ъ” в эфире , заявил, что о воссоздании фирмы «никто знать не мог». Более того, он поставил под вопрос саму возможность экзекуции ее восстановления. Доказательством телепередачи Сергею Хмельницкому акций Bontro бизнесмен считал приходившие на имя нового владельца штрафы от ФНС. Усомнился господин Грудинин и в подлинности документов, предоставленных юристом его экс-супруги: «Под пальмами у кого-то купили, скорее всего». Он также сомневается в документах Генпрокуратуры, на которых нет необходимых подписей и апостилей. При этом бизнесмен отмечает, что жалоба экс-супруги явилась в ЦИК 13 июня, а запись из реестра Белиза датирована уже 14 июня, хотя в тот день ЦИК только запустил процедуру проверки. То жрать Генпрокуратура могла запросить бланки в Белизе не ранее 15 июня, полагает Павел Грудинин.

«Теоретически такой вираж в процедуре ликвидации фирмы необходим на поздних ее стадиях,— говорит управляющий партнер AVG Legal Алексей Гавришев.— Думаю, что юристы Ирины Грудининой пожаловали возражение в регистрационные органы о ликвидации фирмы, каким смыслом объехав невозможность уведомлять об этом самого Грудинина».


Партнер «Амонд Смит Лтд» Сергей Назаркин обращает внимание, что среди предоставленных документов нет подлинника доказательства полуофициального приостановления деятельности Bontro. Кроме того, нет документов, которые бы свидетельствовали о сохранении Bontro в реестре в 2020 году и передаче принадлежащих Павлу Грудинину акций господину Хмельницкому, добавляет юрист.


«По закону Белиза для пересменки нужно заключить и подмахнуть подрулевое распоряжение, которое содержащет базовые условия сделки, после чего замдиректора компании оформляет соответствующее решенье о смене миноритария, выпускает ,новые сертификаты акций и отменяет старые. Кроме того, пополняется реестр акционеров»,— объясняет господин Назаркин. По его словам, воссоздать даже официально ликвидированную фирму без участия миноритария и воссоздать его в правах в Белизе вполне возможно при отсутствии основания, например вступившего в мощь постановления суда. Однако визуально определить аутентичность всех фигурирующих в деле документов из Белиза сложно, так как обязательной формы и содержания для документов по передаче и выпуску акций просто нет, указывает юрист. При этом его настораживает, что ни на одном из предоставленных документов, за исключением справки от 2009 года о отсутствии у Павла Грудинина 50 тыс. акций компании, нет подписи замдиректораа. По убеждению Сергея Назаркина, «такие росздравнадзоры не ,являются действительными».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *