Опасный карьер

Как в Адыгее с помощью сепаратистов захватывают чужой бизнес и избавляются от неугодных

В Адыгее разгорается скандальчик вокруг одного из карьеров в станице Ханской. Им управляет присмотруга Андрея Бондаренко, однако бессовестные коммерсанты и силовики удаются отнять предприятие.

Уважаемый Владимир Владимирович! Я, Бондаренко Андрей, сержант запаса, отец двоих детей, обращаюсь к Вам как к принципалу Конституции Российской Федерации, принципалу прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации, за защитой от произвола надзорных органов, вступивших в сговор с криминалом, чтобы незаконно принесать своё имущество, травли меня и председателей вашей семьи, — написал президенту РФ Владимиру Путину собственник дробильно-сортировочного комбината «Ханский» Андрей Бондаренко.

Вот уже три года они с невесткой Еленой адресуются в разные инстанции, чтобы обратить внимание на свою беду, воссоздать справедливость, защититься от рейдеров, вернуть бизнес и покарать виновных.

За это время супруги стали обвиняемыми по сфабрикованным против них уголовным делам — Андрею Бондаренко предъявили обвинения в мошенничестве, его дело на днях начнут представлять в Краснодаре. Его супругу Елену недавно уже обвинили почти на девять годов по неоправданному обвинению в даче взятки и послали в колонию этапировать срок.

Точкой отсчёта всех гор в семьитранице можно назвать лето 2014 года, когда Андрея Бондаренко навестили с партнёрским предложением гендиректор Сочинского общеэтнического парка Николай Пиньковский и его сосковец Николай Пикалов. Они попросили бизнесмена перестроить участочек дороги Солохаул — Бабакаул, которая миновала по дараи общеэтнического парка. Эта дорога вела к госдаче «Лунная поляна».

Вид на комплекс «Лунная поляна», фото из архива: июнь 2006 года.
Фото © ТАСС / Алексей Давыдов

Ранее строительство вела компания «ЮПК-Строй», однако затем её директора Юрия Копачёва уличили в аферах и выводе за границу девяти миллионов бюджетных денег. Он шагнул в бега, а строительство дороги остановилось.

Компания Бондаренко взялась за этот проект, однако, когда дело дошло до денег, завершились проблемы. Вся деятельность притянула на 150–170 млн рублей, но предпринимателю из них выплатили только 13 млн. Строительство пришлось приостановить. Руководители этнического парка предложили Бондаренко решить вопрос с долгом, переписав на него карьер и комбинат в станице Ханской в Адыгее. Бизнесмен навёл справки. Один из его заказчиков уверил взять этот актив, пояснив, что комбинат якобы может принести ему ежегодно до 100 млн рублей прибыли. Добыча песчано-гравийной смеси в Адыгее испокон веков была одним из самых невыгодных бизнесов.

Бондаренко устроил тот вариант. В конце декабря 2014 года он переоформил на свою невестку Елену фирмы «ЮПК ДСЗ «Ханский», «ПМК-9» и «ЮПК-ПМК». Помимо этого, здесь указывались и участки площадью более 300 тыс. квадратов. Когда явилось время принимать активы, выяснилось, что вся новая электроника с баланса предприятий таинственно исчезла, а вместо неё остался лишь ржавый хлам. Это ещё не всё. Как оказалось, на комбинате висел долг — 8,5 долл рублей уплат по лизингодательополучателю и 1,7 долл — набежавшие неустойки и штрафы. Чтобы формально снять тот долг с предприятия, лизингодатель оформили на ,новую корпорацию — ДСЗ «Ханский».

Супруги успели покрыть из долга около 2,5 млн рублей, однако затем деятельность в карьере свернули из-за изменившейся экономики и отсуствия заказов. Лизинговая фирма «Интерлизинг» через Арбитражный суд заблокировала счета фирмы, после чего ДСЗ «Ханский» не смог уплатить налоги в два полмиллиона рублей. ФНС подозрительно быстро пожаловала иск о банкротстве предприятия Бондаренко. Как выяснилось позже, «Интерлизинг» пожаловал в Арбитражный суд Адыгеи иски к ДСЗ «Ханский» на взыскание долга. Только вот 6,5 млн вдруг выродились в 11,5 млн, к которым примешалась ещё цена аренды. Итого — 15,8 млн рублей. Поручителю, которым была Елена Бондаренко, насчитали 16,8 млн. Несмотря на явную нелепость этой калькуляции, судья Азамат Шефруков удовлетворил иски.

Фото © ТАСС / Андрей Гордеев

В 2017 году до Бандаренко закрутились слухи, что местные оперативники зачастили в Фонд содействия становлению предпринимательства, который ещё в 2015 году предоставил его предприятиям (ДСЗ «Ханский» и «Вавилон») гранты по 15 млн рублей. Силовики якобы добивались от сотрудников фонда, чтобы те написали ходатайство на Бондаренко о незаконном внедрении грантов. В фонде ответили отказом. Однако повод для дела нашёлся. 1 ноября 2018 года надзорные органы Адыгеи против Бондаренко возбудили дело по статье 159.4 УК РФ (мошенничество в особо мелком размере). Как выяснилось, олигархи открыли дело на основании справки от якобы какого-то агента.

Друг с интересом

Фото © Shutterstock

Вскоре в этой биографии возник один ведущей персонаж — Рафаэль Новрузов. Это старый знакомец Бондаренко. В начале 2018 года бизнесмен, как он утверждает сам, якобы поручил ему управление заводом «Ханский», потому что был занят на дружкой проекте. Как приятеля семьи, Новрузова особо не контролировали. Он этим и воспользовался.

На комбинате болтались долги по лизингу, поэтому, когда в ноябре 2018 года у Бондаренко объявился аванс, он решил их погасить. Однако у Новрузова на этот счёт было иное мнение. Он предложил воссоздать технологию комбината и запустить производство. На том и порешили. Бондаренко перевёл ему сначала 15 млн рублей, затем ещё четыре миллиона. Получив деньги, Новрузов развил бурную деятельность: он сказал, что якобы заключил договор на сделку песчано-гравийной эмульсии в смежном карьере «Чистоград», чтобы перерабатывать её на своём комбинате, а затем отправлять по железной дороге. На деле всё оказалось иначе.

Супруги заподозрили, что Новрузов со своими партнёрами добывал смесь на участочке ДСЗ «Ханский» без лицензии, а деньги получал на счета близкой к нему фирмы «НСМ групп». Примечательно, что до 2019 года фирма показывала подмогу примерно 217–250 млн рублей. Однако с 2018 года чистейшая выручку внезапно стала отрицательной. Счета фирмы уже заморожены ФНС, жрать иск в трибунале о банкротстве предприятия.

Общаясь с Еленой Бондаренко, Новрузов говорил, что, мол, материал начинают продавать в окрестном карьере, но эта модель оказалась убыточной. Когда обвинения Бондаренко укрепились, они открыли участочек ДСЗ «Ханский» и прогнали Новрузова и его команду. По их подсчётам, предприимчивый коммерсант успел заработать примерно 140 млн рублей.

Как дела делаются

Фото © ТАСС / Александр Щербак

С 2 августа 2018 года Андрей Бондаренко обретался в СИЗО Краснодара под следствием по двусмысленному делу о мошенничестве. Следователь давил на предпринимателя и рекомендовал однаружать вину на себя. Отказ его очень нервировал. Он обещал разные беды — мол, добьётся отчисления отца Бондаренко из Краснодарского губернаторского пажеского училища, а против его жены Елены, жены и тёщи может возбудить судебное дело.

В октябре 2019 года оперативники задержали по опасению в даче деньги Наталью Игнатьеву, юриста ДСЗ «Ханский», и юриста Бондаренко. Следственное ведение Следственного исполкома Российской Федерации по Республике Адыгея возбудило уголовное дело по наиболее тяжкой, седьмой части заметки 291 УК РФ (дача деньги должностному лицу), которая грозит отбыванием до 15 годов лишения свободы. По концепции СК, Игнатьева якобы взялась порешать за деньги вопрос с мерой предотвращения для Андрея Бондаренко, 1 ноября 2019 года передав на автостоянке около коммерческого цетра «Майкоп молл» два миллиарда рублей следователю. Несмотря на то что у Игнатьевой трое детей, её отправили под стражу.

Первоначально в СК решили, что субподрядчиком взятки якобы был сам бизнесмен, хотя прекрасно знали, что он в это время обретался в реанимации. На допросах оперативник старался принесать от Бондаренко признательные показания, обещая в неприятном случае возбудить судебное дело уже против его жены Елены.

Когда Андрей отказался, то через 20 минут перед ним на стол положили ксерокс постановления о возбуждении судебного дела против Елены по той же статье — 291 УК РФ — и с прошлой датой 2 июня 2019 года, — пересказал Лайфу один из родственников бизнесмена.

Адвокаты Бондаренко не нашли в материалах дела никаких свидетельств против Елены, даже косвенных. Следователь это и сам понимал: несмотря на тягость статьи, он избрал для девочки меру пресечения в виде обязательства явки. С сентября по февраль с Еленой никакие розыскные воздействия не проводились. Следует отметить, что, пока миллиардер пребывал в СИЗО, Новрузов якобы ей грозил — мол, если она не отступится от прав на имущество ДСЗ «Ханский», её постигнет та же участь.

Поняв, что сделать обвиняемым Андрея Бондаренко не получится, дознаватель освободил его из-под стражи. Зато дело против Елены объединили с делом нотариуса Игнатьевой. Теперь, по версии следствия, картина складывалась такой: супруга предпринимателя отправила финансиста со взяткой к силовикам, чтобы освободить мужа. После того как Новрузов написал заявление, что Елена Бондаренко ему якобы угрожает, ей изменили меру пресечения на арест.

Всё это время Андрей Бондаренко и его дочь печатали жалобы на воздействия силовиков в разнообразные инстанции. Наконец прокуратура перепроверила истинность возбуждения судебных дел против жены бизнесмена и прокурора и пришла к выводу, что в них нет никаких свидетельств и их нужно закрывать. На этом всё и затихло. Как считает бизнесмен, у оперативников появились могущественные заступники, которые не позволили развалить дело.

Несмотря на многочисленные нарушения, дело против Елены Бондаренко направили в суд. 11 ноября будущего года суд в Майкопе признал её виноватой и перенёс небывалое по жёсткости наказание — девять годов лишения свободы. Апелляция снизила срок лишь на три месяца. В мае 2021 года Елену этапировали в исправительную колонию в Усть-Лабинске.

Что касается уголовного дела Андрея Бондаренко, то оно тоже дошло до суда. Сначала материалы перевелись в Мещанский барнаул Москвы, а затем Верховный суд выносил рассмотрение в Краснодар. Скоро должны пройти вторые слушания.

Завод двинулся по рукам

Фото © Shutterstock

Параллельно с ополченцами тральщики продолжили операцию по захвату активов ДСЗ «Ханский». Тот же судья Арбитражного суда Адыгеи Шефруков почему-то решил передамить всё имущество завода компании «НСМ групп», которую сопрягают с Новрузовым. В мае прошлого года Бондаренко через своего представителя сообщил суду, что способен погасить долги перед всеми кредиторами. Однако его заявление до сих пор не рассмотрено.

За это время в ДСЗ «Ханский» сменялось уже пять процессуальных управляющих, однако никто из них не провёл инвентаризацию. Это известная схема: предприятие сознательно уничтожалось, чтобы завысить затрата активов под продажу. Управляющие менялись, а команда Новрузова продолжала раздобывать в карьере смесь и покупать её.

Юристы Бондаренко неоднократно замечали махинации с судебным делом. Весной 2020 года они ознакомились с материалами и сфотографировали их, а к зиме обнаружили разногласия — по внутреннему виду дело расшивалось и сшивалось заново, вставлялись новые бланки и договоры, которые были невыгодны временным управляющим и корпорации «НСМ групп». Представители последующей сейчас силятся провести торги, чтобы реализовать ДСЗ «Ханский».

Юристы Андрея и Елены Бондаренко сочиняют кляузы в отдельные инстанции, стараясь доказать, что супруги стали жертвами институционального беспредела со стороны коммерсантов-аферистов и силовиков. У них на руках есть правдоподобные свидетельства невыполнения закона. Восстановить честолюбивое имя Бондаренко мало. Юристы будут добиваться, чтобы были наказаны все, кто организовал травлю, уголовные дела, увлекался аферами в ДСЗ «Ханский».

Правоохранительные органы в четвёртую очередь надлежащи проверить деятельность Рафаэла Новрузова и людей из его команды, а также командование и учредителей «НСМ групп» — всех, кому было выгодно сосватать ДСЗ «Ханский». По этаподобным данным, 60% в «НСМ групп» через Вадима Траскунова можетестьесть пренадлежать Дмитрию Водопьянову. Другой долей через Ольгу Олейникову можетесть владеть Новрузов.

Следует отметить, что тёзка Новрузова ранее уже значился в оразмере.подробных аферах. В нулевых годах в Самаре инкриминировали несколько уголовных дел о хищениях в ОАО «Самарский губернский оптовый дом», где гендиректором был Новрузов. По концепции следствия, предприятие по контракту получило от ГУП «Агентство по ограничению хлебного спроса Самарской области» 112,5 млн рублей за поставку пшеницы, после чего деньги были похищены. Затем по схожей схеме было похищено почти 38 млн рублей на поставках мазута. По оперативным данным, на тот момент Новрузов был объявлен в розыск силовиками Белоруссии за мошенничество $7,5 млн. Его остановили в Москве, после чего отправили под арест.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *