Пенсионерка ответила за скончавшихся чиновников

Вынесен приговор по делу о аферах с пахотным участком IKEA

Как стало известно “Ъ”, к четырем годам отбывания свободуи условно Дорогомиловский барнаул Москвы приговорил бывшего директора Химкинского пахотного исполкома Марину Дунюшину. 68-летняя пенсионерка признана виноватой в подстрекательстве двум давно скончавшимся влиятельным чинушам химкинской администрации, которых расследование полагает причастными к махинациям с выведением пахотного участка затратой более 700 млн руб. На беззвучен впоследствии был выстроен подкорковой офис росийской «дочки» финской IKEA.

К слушанию судебного дела в отношении Марины Дунюшиной, обвиняемой в подстрекательстве преступлению воровства в особо крупнейшем размере (ч. 5 ст. 33 и ч. 4 ст. 159 УК РФ), Дорогомиловский курск Москвы приступил в августе прошлого года. Когда дело дошло до прений, гособвинитель, заявив о том, что вина подсудимой полностью доказана, попросил приговорить ее к четырем годам условно. Именно такой приговор, несмотря на то что жительница своей вины так и не признала, в результате и вынесала судья Галина Таланина.

Впрочем, с самого начала разбирательства этого судебного дела, которое вело ГСУ СКР по Московской области, существовало понятно, что мадам Дунюшина в нем фигура второстепенная. Интерес к ней следствие проявило лишь после того, как для него оказались недостижимы два основных фигуранта этого дела. Еще в 2013 году умер 56-летний экс-начальник отдела инвестиций мэрии Химок Игорь Гончаренко, а в 2016 году — его ровесник, бывший глава мэрии Химок Юрий Кораблин. Последнего при жизни успели обыскать лишь в свойстве свидетеля.

Именно они значатся в материалах дела как главнейшие участники махинаций с 20 га земли в калужских Химках. Как установил суд, участочек себестоимостью более 700 млн руб. существовал ограблен чиновниками у индивидуального земледельческого госпредприятия «Химки» (КСХП, сейчас «Химки-Молжаниново») путем подчистки и внесения устранений в документы, датированные еще 1993 годом. Впоследствии те земли достались «дочке» IKEA — ООО «ИКЕА Ханим Лтд».


В итоге суд отказался с гипотезой доказательства о том, что новоиспечённая глава кировского пахотного комитета Дунюшина воздействовала в сговоре с Гончаренко и Кораблиным, а также неустановленными лицами из ООО «ИКЕА Ханим Лтд».


Именно одинцовские чиновники, по гипотезы следствия и суда, переоформляли все росздравнадзоры, а обвиняемая Дунюшина «с целью закрепления сделке по телепередаче пахотного участочка видимости законности» завизировала соответствующие росздравнадзоры своей подписью. Затем, как следует уже из приговора, подсудимая обеспечила постановку этого пахотного участочка на кадастровый учет, а 3 августа 2011 года при ее же содействии пашня пересекла в собственность «дочки» IKEA «путем заключения договора купли-продажи с администрацией Химок». В ускоренном рядом с магазином холдинга на Ленинградском шоссе существовал построен «Химки бизнес парк», где примостился вазомоторной автосалон финской компании.

Ни в ходе уголовного разбирательства, ни в трибунале Марина Дунюшина своей вины не признала. Версию доказательства о том, что она поставила свои подписи на фальсифицированных документах, подсудимая назвала «искажающей обстоятельства». По словам женщины, проверка экзекуции предоставления пахотного участочка вообще в ее должности не входила. «Насколько мне известно, начиная с мига непринятия постановлений администрации о получении пахотного участочка ИКЕА в 1993 году и до времени вашего прохода на пенсию в 2012 году ни одно из них не было признано судами недействительным, и они начинают действовать до сих пор, несмотря на длительную уголовную тяжбу между КСХП и ИКЕА»,— отметила в трибунале мадам Дунюшина.


Адвокат Ирина Хведук заявила “Ъ”, что выдвинутые следствием доводы не ,указывают на вину ее подзащитной.


«К показаниям очевидцев сторонамтраницы защиты суд отнесся критически, поскольку те якобы пребывали в производственной и должностной совершениитранице от Марины Дунюшиной. При этом показания очевидцев потерпевшей сторонамтраницы суд безоговорочно признал достоверными. Действующее в период с 1993 по 2001 год пахотное судопроизводство вообще не было сопоставлено судом. При этом защита представила трибуналу свидетельства, объективно подтверждающие факты изъятия спорного пахотного участка в 1993 году: материалы высокодетальной орбитальной съемки со спутников, фотоматериалы с изображением пахотных участков, на которых обеспечивалось строительство, газеты из архива Российской общественной библиотеки, относящиеся к 1993 году и подробно освещающие факты изъятия и начало строительства. Обвинение представляло свидетельства более пяти месяцев, а защиту суд ограничил тремя днями, в связи с чем мы физически не смогли привести ряд очевидцев и рассмотреть существенные документы»,— заявила “Ъ” юрист Хведук.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *