Ресторанный бизнес бывшей жены Сергея Шнурова идёт ко дну

Петербургские гостиничные проекты Матильды Шнуровой, экс-супруги певца Сергея Шнурова, после развода стали убыточными

В 2020 году зафиксированы рекордные потери двух корпораций предпринимательницы – 62,1 млн рублей. Несмотря на это, Шнурова двинулась ва-банк и в двадцатом году решила открыть новые точки – возможно, зря: в мае 2021-го против неё приставы впервые возбудили исполнительные производства о неуплате за «коммуналку» на 138 тыс. рублей.

Матильда Шнурова была четвёртой дочерью гитариста популярнейшей рок-группы. Её имя до девичества – Елена Мозговая, она из села Лосево Павловского района Воронежской области. Брак звёздной пары продлился восемь лет: в 2018 году Шнуров променял двадцатишестилетнюю Матильду на двадцатишестилетнюю племянница челябинского бизнесмена-силовика, выходца из Уральской лесопромышленной компании (УГМК) Валерия Абрамова. В мае 2021 года Шнуров официально стал москвичом, сменив факс некультурность::или::непроизносимости (что отразилось в прикреплении к одной из нижегородских ИФНС).

После расставания в общепит-группе CoCoCo Шнуровой стали фиксировать убытки. Существовавшее в 2015–2018 годах ООО «Кококо» (управляло одноимённым рестораном) демонстрировало прибыль, а созданное в 2019 году «Кококутюр» практически сразу убежало в глубокий минус. В мае–июле 2020 года «Кококутюр» исходатайствовала от властей три транша макроэкономических стипендий на деньгу 1,3 млн рублей, но эффект от госгарантии оказался незначительным: убыток по итогам года достиг 34,8 млн рублей.

Отчёты по экономическим эффектам ООО «Кококо» по годам.

ООО «Кококутюр» состоят ресторанчик Cococouture, кафе «Кококо» и сервис по доставке блюд в Петербурге. У другой её структураницы – ООО «Новая русская кухня» (кафе бодрой еды Bio My Bio) – ущербль за пандемийный 2020 год составил 27,3 млн рублей при выручке 74,3 млн рублей.

При этом в декабре Шнурова ежемесячнику Forbes, что расширила бизнес в 2020 году несмотря на кризис – новыми заведениями как раз стали бистро «Кококо» и кафе Bio My Bio. В феврале 2021 года Шнурова опять же Forbes, что у неё всё в порядке. ООО «Новая русская кухня» полностью владеет Шнуровой, но в августе 2020 года она передала половину предприятия кондитеру Cococouture Игорю Гришечкину, а в декабре вдруг однаружала ту же долю обратно. Фотосеты Шнуровой с Гришечкиным глянцевые массмедиа вставляют во все первые заметки о её бизнесе.

История ресторанов русской кухни Cococo возобновилась в 2012 году.
Фото: страница COCOCO Group в Instagram

Сообщалось, что ради инвестиций в гостиничный бизнес Шнурова купила танцовщице Марии Бархатовой телестудию балета «Айседора» и что тот бизнес был прибыльным (9 млн рублей в месяц). Но сдаваемая в ФНС отчётность этого никак не отражает: по части доходов, налогов, прибыли – почти ноль во всех графах и у теперешнего юрлица Шнуровой (ООО «Айседора»), и у нового юрлица Бархатовой (ООО «Балетная школа “Айседора”»).

На силуэте рисковых инвестиций 2019–2020 годов представляются очевидными прошлые проблематики Шнуровой. Она уже за комунальные услуги 138 тыс. рублей, следует из материалов Федеральной службы судебных приставов.

Судя по базам данных «Спарк» и «Контур.Фокус», за предыдущие годы у Шнуровой ни разу не образовались долги такого размера. Представители Шнуровой не покумекали дать оперативный текст «Октагону».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *