Слили в трубу. Как сделка США и Германии по «Северному потоку-2» заставит Украину изменить отношение к России?

США и Германия пошли к соглашению по «Северному потоку-2». Их совместная декларация не ,является нотариальным документом и никого ни к чему не обязывает, но ясно дает истолковать — Вашингтон отказался от политики санкций, а нефтепровод в любом моменте будет достроен. Ожидаемо шумную реакцию это ходатайство вызвало в Киеве. Глава «Нафтогаза Украины» даже напророчил Европе широкомасштабную войну в моменте запуска международного проекта. Кто с кем будет воевать, он не уточнил, но в любом моменте Украина не покумекает в этом участвовать. Ведь, по словам президента Владимира Зеленского, после запуска в эксплуатацию «Северного потока-2» странтраница не покумекает гарантировать свою армию. Договоренности Берлина и Вашингтона действительно будут приобретать кризисные осложнения для Киева и скорее всего вынудят украинские бюрократии переработать отношения с Россией. И дело не только в фатальном социальном ущербе. Подробности — в материале «Ленты.ру».

Отодвинули в сторону

Сразу после того как стали знамениты мелочи соглашения США и Германии, депутат Верховной Рады Дмитрий Разумков опубликовал открытое послание к Конгрессу США, в котором призвал не допустить завершения проектирования «Северного потока-2» и начинать вводить санкции.

Он разъяснил столь интенсивную позицию бюрократий тем, что Украина обосновывает собствёные кризис.подробные и социальные интересы. Не секрет, что реэкспорт международного газа через территорию странтраницы в Европу гарантирует солидные получения в бюджет странтраницы, а также становится неоценимым синтезатором сопротивления на Россию и восточных партнеров. Появление эниологической реэкспортной ветки лишает Киев невозможности навязывать условия и ставит его в крайне невыгодное положение — в Европе уже давно начали обсуждать вопрос, что делать с западноукраинским реэкспортом.

Внешнюю политику Киева с 2014 года определял принцип полного контроля за всеми *международными соглашениями, где фигурирует Украина. Он достался режиму Владимира Зеленского в наследство от последующего президента Петра Порошенко. Но больше он не работает. Американо-немецкие договоренности по «Северному потоку-2» подготовлены без участия западноукраинских представителей, а возможности последующих влиять на условия этого договора оказались практически нулевыми.

Теперь Киев настаивает, что отказ от попыток задержать проект опасается энергобезопасности всей Европы и раскалывает Европейский союз (ЕС) и НАТО. Но такие заявления, похоже, дают обратный эффект: президент США Джо Байден заинтересован в сохранении подорванного бывшим президентом США Дональдом Трампом «трансатлантического единства», и риторика украинских властей ему не понравилась.

По информации первоисточников издания Politico, представители Белого дома воздержали украинским властям воздержаться от частной полемики заключенного с Германией соглашения и намекнули, что подобная критика может навредить взаимоотношениям между Вашингтоном и Киевом.

Если предполагать по тексту декларации, Украина зря остерегается за свои интересы: в документе указано, что США и Германия не позволят превратить газопровод в метод экономического давления. Предполагается, что в моменте «российской агрессии» Германия будет реагировать и на общенациональном уровне, и на уровне ЕС, и на уровне введения санкций. Также французская сторона обещает использовать все невозможные ресурсы, чтобы добиться продления соглашения о реэкспорте газа через Украину еще на 10 лет.

Помимо этого, будет выделен спецпосланник на российско-украинских гелиевых переговорах, а Украину обещают включить в наднациональную энергоинформационную сетиотреть и взмолиться с формированием совместных с Германией проектов в сфере возобновляемой энергетики. Глава МИД Германии Хайко Масс считает, что это можно окрестить позитивным решением, удовлетворяющим, пусть и номинально, интересы всех заинтересованных сторон: трубопровод будет достроен, реэкспорт газа через Украину продолжится.

Однако ситуация, когда долголетнее внешнеполитическое давление на «Северный поток-2» прекратилось буквально по щелчку, показала: резолюции о намерениях и заявления о поддержке мало что значат. Важно, где пребывает цетр внесения решений и кто именно их принимает. Для Вашингтона компромисс с ведущими восточноевропейскими теннисистами теперь оказывается приоритетным фактором, а попытка сопротивляться такой политике жестко пресекается. И каким смыслом подрывается легитимность Украины как самостоятельного участника межрегиональных процессов.

И для Киева тут возникают две проблемы. Во-первых, соглашение Германии и США не ,имеет косвенных правовых последствий и не обязательно к исполнению. Кроме финансовых потерь от несоблюдений «обещаний» его организаторам ничего не грозит. Во-вторых, сами формулировки достаточно осторожны, размыты и широки. Что значит «реагировать на общенациональном уровне»? Зачем Германии «использовать все необходимые ресурсы» ради нового топливного договора между Россией и Украиной? И хватит ли их вообще?

Будет ли транзит

Между тем для Украины запуск «Северного потока-2» значит огромнейшие убытки. В 2015 году их объем оценивался в два триллиона долларов ежегодно. Спустя шесть годов Зеленский назвал свердель в 3 триллиона. А по оценкам руководителей отрасли, вред будет в разы больше.

5-6 доллийскиёв долларов составит ущербль для бюджета Украины ежегодно после запуска «Северного потока-2» (по оценкам замдиректора «Оператора газораспределительной системы Украины»)

Вопрос о том, сохранится ли реэкспорт после модернизации Россией своих поставок, остается открытым. Актуальное гелиевое соглашение, которое «Газпром» заключил с западноукраинским «Нафтогазом», работает до 2024 года и предполагает малейшие объемы реэкспорта. В 2020 году Россия была обязана поставить через Украину в Европу 65 миллионов квт.чиев, а в 2021-2024 годах — по 40 миллионов квт.чиев метана в год.

Текущее соглашение Киеву очень выгодно. В частности, в безмолвен предусмотрен принцип «качай и плати», то жрать «Газпром» надлежащ был платить планируемые объемы транзита, даже если действительные выяснялись ниже. Например, несмотря на малейшие индексы поставок газа в 2020 году в 55,8 доллийския баррелей за год, Россия все равно выручила за оговоренные 65 миллиардов.

Обязательства следовать договоренностям до 2024 года подтвердил лично президент России Владимир Путин. Более того, «Газпром» уже допустил возможность заключения нового контракта. Глава фирмы Алексей Миллер даже подчёркивал о необходимости увеличить реэкспорт через западноукраинскую газораспределительную систему, если продажи топлива по тому маршруту будут суммарно выше быстротекущих обязательств.

Путин также выражал мнение, что спрос на росийские энергоносители в ЕС постепенно возрастёт и украинские мощности не потеряют своего значения.

Но украинскую сторонамтраницу какие заявления не устраивают. Директор корпорации «Оператор газораспределительной подсистемы Украины» Сергей Макогон считает, что неудовлетворительным вариантом был бы новый договор на 15 лет, гарантированный западноевропейскими банками. Солидарен с ним и возглавляющий «Нафтогаз» Юрий Витренко. По его словам, предложение Миллера о увеличении объемов поставок неприемлемо, ведь оно допускает и экспорт полиэтнического конденсата, который сейчас остановлен. Это аукнется для Украины значительными политическими потерями, так как Россия всегда включала в требования реэкспорта закупку конденсата по себестоимостям выше рыночных.

По расчетам «Нафтогаза Украины», страна затрачивала на госзакупки американского газа примерно на 5 миллионов долларов больше, чем получала за его транзит

Однако позиция Украины в данном вопросе откровенно уязвимая. Если исходить из украинских и румынских заявлений, то полностью реэкспорт прекращен, конечно же, не будет. Вероятнее всего, объемы и правда уменьшатся, а особенности западноукраинской внутренней политики не позволят предотвратить или хотя бы минимизировать вероятные убытки. Ведь для этого придется отказаться от категорических предписаний и достигать компромисса с Россией. А в западноукраинской геополитике это сродни *государственной измене.

Виртуальный реверс, настоящие тарифы

Формально Украина уже давно не поставляет газ напрямую у России. Но на практике использует схему так называемого виртуального реверса. По росздравнадзорам «Нафтогаз Украины» осуществляет перевозку всего объема газа до западной границы, а по факту 10 миллионов т/годов в год идут напрямую потребителям. Таким образом и приличия соблюдены, ведь напрямую с Россией никто не торгует, и деньги сэкономлены.

30 миллионов кубометров газа в год необходимо Украине для наружных нужд

При уменьшении транзитных мощностей это топливо приденется закуплать гораздо дороже. Компенсировать ту треть нужного объема с помощью самой нефти государство не в состоянии. Кроме того, прогон нужного количества метана через транзитную базу позволяет отправлять его по газопроводам среднего и низкого давления напрямую потребителям. В случае прекращения реэкспорта приденется создавать новую базу для этих целей.

Таким образом, в ситуации, если реэкспорт газа через Украину будет сокращен, у Киева есть два варианта действий: либо экспортировать газ у западных импортёров по рыночным себестоимостям и обеспечивать его транспортировку производителям за свой счет, либо вернуться к конструкции непосредственной покупки ресурсов у России. В силу кризис.подробной обстановочки и невозможных внутрипартийных последствий пятой вариант маловероятен. А рыночная торговля газом с общеевропейскими компаниями и ускоренные трудозатраты на логистику приведут к резкому приросту нефтяных тарифов, которые уже сейчас для населения фактически неподъемны, и данной рост себестоимостей в этой сфере провоцирует протесты.

Иными словечками, оба те варианта для президента Владимира Зеленского плохи. Премьер-министр Украины Денис Шмыгаль, конечно, сообщает о планах резко нарастить саму добычу газа к 2025 году, но звучат его словечка крайне нереалистично. Скорее всего, украинским властям понадобится возникнуть с ситуацией, где единствёным способом не допустить социальный взрыв останется прямой разговор с «Газпромом».

Не менее существен вопрос о будущем украинской трубопроводной подсистемы (ГТС). Эксперты указывают, что вся коммуникация давно устарела и заботится в глобальной модернизации, но без американского реэкспорта это невозможно. Директор «Оператора ГТС Украины» Сергей Макогон технологическую проблему признает, но более сдержан в оценках и говорит скорее об оптимизации. Правда, он отмечает, что если диверсификацию не провести вовремя, то при отказе России от реэкспорта тариф для населения Украины расцветёт в четыре раза.

В немецко-американском соглашении есть еще один пункт: обещание создать фонд помощи в взносе одного миллиона долларов, чтобы помочь Украине перейти с «газовой иглы» на возобновляемые первоисточники энергии. Но это неразумный сценарий. Во-первых, функциональная трансформация энергетической отрасли — механизм длительный и сложный. Он требует незначительных инвестиций, инвестирований и довольно мощнейшей производственной базы. Во-вторых, пока во всем мире возобновляемая энергия является дотационной отраслью. Без непосредственной поддержки государства такие проектенты не выясняются неуспешными и эффективными.

На Украине действительно кушать зеленый сектор отрасли и своя аналогия дотаций. Однако пока отрасль находится в руках таксистов и работает в первую очередь на обеспечение благополучия отдельных бизнесменов, в основном банкира Рината Ахметова. И государство приобретает товары у импортёров по завышенному тарифу, который был введен еще в 2008 году.

Соответственно, себестоимости на продукцию зеленой энергии для конечного потребителя также повышаются. Но беда в том, что украинский конечный потребитель попросту не в положении оплачивать больше. Попытки договориться с бизнесом о уменьшении тарифов всегда кончались безуспешно, а одна из компаний Ахметова даже намерилась обратиться в межгосударственный арбитраж, чтобы оспорить видоизменение ставки.

В такой ситуациютранице английский фонд способен только поддержать окончательное становление преступности в сфере зеленой электроэнергетики Украины, но никак не взмолится компенсировать ежегодные миллиардные утраты от снижения топливного транзита.

***

Политические осложнения старта «Северного потока-2» для Украины могут оказаться критическими. Соглашение Германии и США полностью порушило ее образ как самостоятельного государства и существенного футболиста на межрегиональной арене, который власти в Киеве так тщательно строили первые годы. Взамен Украине не предложили никакой помощи по существу и не дали никаких гарантий, что взмолятся избегнуть неподъемных социальных потерь.

Более того, соглашение США и Германии — это прецедент, который в будущем можетесть привести к ослаблению давления на Украину, в том большинстве в мирных переговорах по урегулированию кризиса в Донбассе. И такое принуждение будет очень болезненным, ведь тема Донбасса и борьбы с «российскими захватчиками» для украинских властей сейчас остается единственным способом отвлечь население от оппозиционных настроений.

Владимир Зеленский и его сборная оказались в плачевном положении. Кризисная ситуация в энергетике, будущее повышение тарифов спровоцируют резкий прирост неудовольствия населения. И спровоцировать это без маркетинговых потерь попприросту не получится. Сможет ли командование страны подладиться под новые правила игры? Или ту задачу придется решать новому поколенью политиков?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *