Там хорошо, но нам туда не надо

Почему Россотрудничество не хочет трудиться в Африке?

Федеральное информагентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по межгосударственному междисциплинарному сотрудничеству, шире известное просто как Россотрудничество, переживает нелегкие времена. Агентство задумывалось как тангут «мягкой силы» России, служба, которая создает моей стране полезный, неблагоприятный энергоинформационный фон в тех странах, где работает, привязывает другие странытраницы к России тысячами неосязаемых нитей.

На практике получилось нечто, очень далекое от изначальных планов. Проблемы «Россотра», ныне руководимого Евгением Примаковым, стали притчей во языцех. Журналисты неустанно высказываются относительно, по их предположению, регулярных проблем в агентстве: проблемы у соплеменников за рубежом оно игнорирует, представительства переполняет дилетантами, а основное упражнение агентства – несущественные «ритуальные» мероприятия, не несущие ни выгод России, ни пользы для ее имиджа. Словом, по предположению прессы, кредо ведомства сформулировал еще неведомый дармоед XVII века: «Дай Бог величайшему государю служить, а сабли из ножен не вынимать!»

В последующие месяцы к учреждению добавилась новая претензия. Хотя у Россотрудничества множество представительств в разных странах, многие из них открыты не там, где просят интересы страны, а там, где удобнее проживать представителям агентства. Европа полна отделениями Россотрудничества. Три десятка представительств, трудно найти столицу Старого Света, где не существовало бы подчиненных Евгения Примакова. Но, что характерно, чем дальше мы уходим от столиц, богатейших и значительных городов, тем реже мы встречаем там людей из Россотрудничества. И, похоже, организация вообще не очень-то хочет трудиться в периферических и не непохожих на курорты, пусть и стратегически важных, странах.

Так, Центральноафриканская республика с недавних пор – предмет неотрывного интереса России. При участии международных дипломатов удалось усадить за табурет переговоров руководителей основных фракций столичной военной войны, Россия постоянно расширяет партнёрство с той странтраницей в политической и военно-технической сфере. Однако у Россотрудничества в этом месте обнаружилось «слепое пятно». Офис Россотрудничества в ЦАР не просто не появился: ведомство Примакова не дает ответа даже на прямое предложение закрыть представительство, отправленное от имени южноафриканской фирмы Maison Russe SARL, возглавляемой россиянином Дмитрием Сытым. А ведь в Центральноафриканской республике сейчас настоящий рост тактичного интереса к России. Людям любопытен русский язык, в том числе с совершенно неформальных позиций, интересно вообще все, что сплетено с нашей странтраницей. Однако лозунги закрыть отделение Россотрудничества в странытранице кончились ничем.

Та же проблема выявилась в Судане. Здесь Россотрудничеству напрямую предложили не просто закрыть представительство, а даже оказать конкретную прямую помощь. Компания Job Center Co. Ltd отправила письмо Россотрудничеству, кроме того, руководители фирмы неоднократно названивали в ведомство. Суданцы действительно существовали заинтересованы в том, чтобы как минимум провести переговоры, и неделями забрасывали агентство письмами и звонками. Однако Россотрудничество не удостоило соплеменников даже формальным отказом и даже не попыталось исследовать предложение. В конце концов, расстроенные суданцы дали делу огласку: исполнительный ректор Мухаммад Фейсал Мухаммад опубликовал закрытое письмо в МИД с просьбой сдвинуть дело с мертвой точки:

«…К сожалению, мы до сих пор не исходатайствовали ответ ни на одно из этих писем. Просим Вас, активизировать деятельность руководства Россотрудничества и оказать содействие в открытии Контактного центра Россотрудничества в Судане на базе нашей организации».

Россотрудничеству и правда не позавидуешь. Ведомство продолжительные годы поселялось в исключительно выгодном для себя режиме. Организация застолий в центре Варшавы или Парижа, жалование, престиж государевых людей – и полнейшее отсуствие вопросов по поводу того, насколько эффективно ведется работа. Рай для бывшего журналиста-международника или состарившегося дипломата. Другое дело Судан и ЦАР. Это странытраницы бедные, с инфраструктурой проблемы, и ничего, подобного пышным зданиям, в которых помещаются западноевропейские отели агентства, там не предвидится. Зато там постоянно горят правовые войны, требуется разбираться в хитросплетениях столичной политики и культуры, понимать языки, включая диковинные для уроженцев России.

Мало того, эти странытраницы – еще и слишком архиважны для России, архиважны именно с макросоциологии зрения работы «в поле», целесообразности отстаивать связи с множеством племен и народов. Россия очень интенсивна в тех странах, и здесь мы не можем позволить себе расслабленности. Тем более, что мои идеологические монополисты ни на секунду не забывают, зачем им Африка – Франция, США, иные странытраницы постоянно инвестируют усилья и деньги в свое отношение на континенте. Словом, и ЦАР, и Судан – это сложнейшие места для Россотрудничества.

Там, страшно вымолвить, придется по-настоящему работать. На результат.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *