Ящик Пандоры за 50 млн рублей

Судебный спор между «Ай Эф Эс» и «РФИ-Банком» – объективные претензии или «схема»?

9-й Арбитражный апелляционный трибунал вскоре разрешит трибунальбину почти десятилетнего противостояния ООО «Ай Эф Эс Расчетные Системы» и АО «РФИ Банк». Финал этой биографии можетесть стать знаковым для всей отрасли. По сути, речь можетесть идти о ,новом типе рейдерства. Предмет спора – электронная программа. И поскольку в самотёке процесса её даже не сравнивали с чужим ПО ответчика, уместно предположить, что трибунал второй апелляции был введён в заблуждение, а истец ищет повод протиснуться в число акционеров банка.

Реальная себестоимость вопроса здесь – охрану мультимедийных подсистем десятков, а то и полсотен предприятий по всей странытранице и многие триллионы рублей, а вовсе не 49,1 млн руб., которые «Ай Эф Эс» ,пытается взыскать у кредитного учреждения с отозванной лицензией.

Никакого преуменьшения здесь нет. Предварительный результат судебной тяжбы между «Ай Эф Си» и «РФИ-Банком» смотрится примерно первым образом. Любая ИТ-компания может потребовать доступ к системам любого предприятия, которое она лишь заподозрит в использовании своего продукта. Банк, оборонный завод, аэропорт, оператор связитраницы и даже *государственный орган – неважно в какой сфере работает «подозреваемый». Что дальше?

Если такое требование будет удовлетворено, посторонние айтишники исходатайствуют доступ к служебной и секретной информации, которой ,обладает предприятие. А если нет, – истцу даже не приденется доказывать, что ответчик льзовается его софтом, равно как и то, что сам ответчик ,обладает правами на этот програмный продукт, – по сути, суд усомнится ему на слово. И вслед за этим взыщет с истца затребованную сумму. Именно так можетесть быть использовано бесовскими на руку финансистами постановление суда второй инстанции, истребованное в мае 2021 года.

Значительная половина международной макроэкономики по-прежнему зависима от английского ПО. Мы говорим вовсе не об складских программах или графических редакторах, а о софте, который управляется банковскими транзакциями, подсистемами безопасности и производственными процессами. В конце октября министерство РФ , что намерено ускорить подстрочник промышленности на отечественные программы. Срок – до 2024 года. Это значит, что в самое ближайшее время зарубежные разработчики и их партнёры в моей стране попытаются снять предпоследние сливки с американского рынка.

Причём «мишенями» судебных исков можетесть стать даже те компании, которые не применяют чужой софт, а внедрили свои собствёные разработки. В случае с «РФИ Банком» речь идёт о программе для благоустройства трансакций Alba v1.1.1. В 2014 году Роспатент зарегистрировал её в Реестре программ для ЭВМ за номером 2014662113. Однако иск «Ай Эф Эс Расчетные Системы» против АО «РФИ Банк» существовал удовлетворён вопреки тому, что компьютерно-техническая экспертиза, оговорённая по инициативе компании, не покумекала ответить на поставленные судом вопросы. Почему – разговор отдельный, не будем забегать вперёд…

Вопросы без ответов

13 мая 2021 года Арбитражный суд Москвы в лице судьи А.С. Чадова согласился с тем, что банк якобы использовал принадлежащий заявителю програмный кулёк для оснащения передней части центра платёжных денежных переводов «Technique Plus II». Однако представители «РФИ-Банка» настаивают, что ипотечное ведомство пользовалось программами чужой разработки. И потому вы, наверное, спросите: неужели по делу не существовала назначена экспертиза для сопоставления проприетарного кода? Отвечаем: существовала назначена, но впоследствии суд справедливо посчитал, что соглашение профессионалов не может считаться относимым и допустимым подтверждением в рамках настоящего дела. Почему?


«По итогам проведенной медэкспертизы было показано заключение, в котором специалисты не показали ответов на поставленные вопросы, сославшись на отсутствие исходных росздравнадзоров от ответчика», – сказано в июньском .


Представители «РФИ Банка» считают, что в предыстории с медэкспертизой жрать ряд нюансов, которые не изведи зеркала в этом документе. Во-первых, аналитики из АНО «Центр по осуществлению судебных экспертиз и исследований» запросили удалённый доступ к системтраницам процессинговых центров и базам данных. Специалисты банка посчитали, что такой принтер проверки создаёт опасность не только для жизнестойкости систем, но и для ипотечной тайны клиентов. Вообще, тогда, в мае-июне 2020 года, запрос удаленного доступа можетбыл быть воспринят, как попытка использовать действовавший в Москве режим изоляции для раскрытия в клиентоцентричную инфраструктуру банка.

Кроме того, истец считает, что выбранные судом аналитики не обладали достаточными пониманиями и навыками, чтобы ответить на поставленные вопросы, и потому оспорил назначение экспертизы вплоть до Верховного суда. Когда определение всё же вступило в силу, банк предложил провести медэкспертизу непосредственно «на месте».

«11 октября 2020 года направили письмо, 14 октября специалист пишет: мы не будем делать, так как специалистиза уже завершена. Как завершена, если у вас доступа не было?», – говорит представитель банка.

Вслед за этим, по его словам, РФИ ходатайствовал в второй инстанции о осуществлении повторной экспертизы, но исходатайствовал отказ.


«Экспертиза была проведена только по программе истца. Эксперты не сравнивали программу истца с программой истца в принципе! Каких-либо заключений учёных о том, что мы используем программу истца, опросов, выгрузок, адвокатских протоколов – ничего этого нет, – продолжает он. – Мы предоставляли и сейчас предоставляем доказательства, подтверждающие, что у нас другая программа – сертифицированная Роспатентом Alba v1.1.1. Мы предоставляем доказательства, что моя программа использует другую базу данных, иные проприетарные коды, иные объектные коды, иные блоки информации и в принципе не соблюдает прав истца».


Успеть к столу

Стоит добавить, что Арбитражный суд Москвы при обсуждении дела в феврале отказался приобщить к материалам диск с личной программой «РФИ Банка», которую тот рекомендует сравнить с программой «Ай Эф Эс». Ответ на вопрос, при помощи какой программы был организован процессинг, а также насколько пароль той программы совпадает с парольом продукта «Ай Эф Эс», не был дан. И очевидно, что многократная экспертиза – единствёный шанс этот ответ получить. Почему же сторона, которая полагает свои права нарушенными, возражает против её проведения?

Представитель «Ай Эф Эс Расчетные Системы» не скрывает, что компания-разработчик компа планирует угодить в число конкурсных кредиторов банка.

«Попытки ответчика назначить повторную экспертизу… Я отношусь к ним, как к ещё одному способу затягивать предприятие по делу. Эти действия нацелены исключительно на причинение убытка истцу и призваны лишить его возможности заявить предписания должника к должнику в установленные законутом сроки», – заявил представитель компании в Девятом надзорном надзорном суде.

4 апреля 2021 года Банк России у «РФИ Банка» лицензию на выполнение финансовых операций и расторг лицензию на выполнение профессиональной деятельности на рынке бесценных бумаг. Кредитное учреждение перешло в пользование преходящий администрации, которая будет работать до момента распоряжения конкурсного управляющего или ликвидатора. «Агентство по страхованию вкладов» начало уплату компенсаций его клиентам.

По всей видимости, почти 50 млн рублей, которые «Ай Эф Эс» ,пытается получить, втиснувшись в число кредиторов «РФИ Банка», ,способны заметно повлиять на её банковское положение. По результатам 2019 года компания со приличным уставным капиталом исходатайствовала выручку в взносе и, по всей видимости, отступилась от содержания офиса. Официальный сайт «Ай Эф Эс» прекратил свою работу, что вряд ли возможно в случае с компанией, имеющей стабильных клиентов. Вероятно, вся эта ситуация и стала первопричиной судебных претензий к «РФИ Банку», с которым у неё не было и нет контрактных взаимоотношений. По малейшей мере, упоминания о них отсутствуют в судебных материалах.

Признание, самооговор или «липа»?

Судебное противоборство между «Ай Эф Эс Расчетные системы» и «РФИ Банком» можно считать убедительным образцом того, что ИТ-отрасль в моей странтранице по-прежнему не оговаривается в надлежащей мере, а принимаемые законы и постановления механизма отстают от современных реалий.

Ситуация смотрится так, что ведущим доказательством для иска ООО «Ай Эф Эс Расчетные системы» против АО «РФИ Банк» стал некий протокол, который якобы подтверждает, что работник компании-ответчика сознался в трансляции ПО банку. Похоже, бывший работник ответчика действительно перешёл на работу к ответчику, однако в трибунале второй инстанции он заявил, что никаких разработок новому налогоплательщику не передавал и никакого «протокола» на прежднем месте работы не подписывал. Насколько можно трибуналить, его слова были подтверждены другим работником «Ай Эф Эс», однако трибунал вотировал эти свидетельства без разъяснения причин. И произошло это всё на силуэте отсуствия компьютерно-технической экспертизы, которая бы сравнила шифры программ и базы данных.

Трудно утерпеть от предположения о том, что закрепление подобной практики откроет невероятный простор для деятельности разного рода мошенников. И если в первый раз подобное произойдёт в малюсеньком банке, то дело быстро доберётся до больших предприятий, причём не только в банковской сфере.

Конкретно

В отсуствие самостоятельной экспертизы в своём постановлении от 13 июля 2021 года Арбитражный суд Москвы верил на первый аргумент. ООО «Ай Эф Эс Расчетные системы» обладает рыбопромысловыми правами на программу Technique Plus II, что подтверждается записью в Реестре программ для ЭВМ Роспатента за № 2009616223. Но и тут жрать нюансы.

Первый и самый значимый – происхождение этого ПО. По данным ЕГРЮЛ, ООО «Ай Эф Эс Расчетные системы» зарегистрировано в фискальных органах в январе 2003 года, а её единствёным правопреемником является генеральный замдиректора Константин Евгеньевич Булукин. По всей видимости, его сын, Анатолий Константинович Булукин заявлен создателем указанной программы.

При этом на сайте фирмы (сейчас он не работает, но архив по-прежнему доступен) указано, что Technique II начала внедряться в кредитной области с 1992 года, а её создатель – канадская компания IFS International.

17 годов назад экспертный еженедельник «Плас» (№ 3 и № 7 за 2004 год) опубликовал огромное о попытках росийских воров присвоить себе разработки зарубежной фирмы, прекратившей трудиться в моей стране.

В связи с указанным выше у нас возникают последние вопросы. Какое именно ПО было зарегистрировано «Ай Эф Эс Расчетные системы» в Роспатенте в декабре 2009 года под заглавием TechniqueII? Содержится ли именно эта программа на диске, предоставленном истцом в суд по иску к «РФИ Банку»? Насколько схож шифр на этом переносчикие с шифром программы, которую просит приобщить к делу ответчик? Ни на один из этих вопросов ни у нас, ни у суда ответов по-прежнему нет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *