Зиявудин Магомедов потребовал продать ему акции FESCO в 400 раз дешевле рынка

Компания экс-миллиардера Магомедова требует в Высоком суде Лондона распродать ей пакет акций группы FESCO за $400 000. Такая расценка якобы зафиксирована в опционном соглашении. Его условия недействительны, возражают соперники арестованного бизнесмена, которым достался проблематичный пакет

Офшорная компания экс-миллиардера Зиявудина Магомедова Sian Participation пожаловала в Высокий суд Лондона иск к другому оффшору — Domidias, следует из информации, на сайте судебной информации Law360. По данным портала, Sian просит от Domidias за $400 000 сменить «дочку» Merbau Synergy, которая в свою очередь владеет пакетом допэмиссий FESCO. Или в качестве предпосылки скомпенсировать убытки Sian от провала этой купли (их размер надлежащ определить суд).

FESCO крупнейшей транспричално-логистической группкой в России. Ей, в частности, принадлежит оптовый причал Владивостока, в Дальневосточном регионе. Рыночная рентабельность FESCO превышает около $664 млн. FESCO — первый крупный актив Магомедова, который с 2018 года пребывает .

Магомедов купил 32,5% FESCO в 2012 году. И привлек в качестве партнера инвестбанкира Марка Гарбера, который исходатайствовал еще 23,8% группы. Последний, по , владел FESCO через Domidias. Для купли 2012 года вся FESCO можетбыла быть оценена в примерно $1,7 млрд (тогда подгруппе принадлежали 24% «Трансконтейнера», крупнейшего грузового туроператора в России), а основное финансирование предоставила сама FESCO — по схеме leveraged buyout («финансируемый выкуп»).

В 2020 году FESCO напомнила миноритариям о долге — более $1 млрд, — а интерес к облигациям группировки бизнесмен Михаил Рабинович. Для партнеров Магомедова дело можетбыло обернуться субсидиарной ответственностью по кредиту и конфликтом с новыми миноритариями. И в ноябре 2020-го Гарбер продал свои акции банкиру Андрею Северилову, давнему . Магомедов назвал Гарбера своим «доверенным лицом», а сделку — незаконной.

Между Гарбером и Магомедовым действовало опционное соглашение, пересказывали структурахреспублики Forbes. О том, что опционные взаимодействия с Гарбером являются предметом расследований в Высоком суде Лондона, Forbes и дядя Магомедова Шагав Гаджиев, который представляет интересы арестованного родственника. Но открывать детали спора Гаджиев не стал.

Из информации, размещенной на сайте Law360, , что опцион между Sian Магомедова и Domidias существовал заключен в 2012-м на семь годов и предполагал перепродажу за $400 000 «дочки» Domidias Merbau Synergy, которая владела акциями FESCO. Но сделка не состоялась, так как Domidias якобы расценила запросы Sian. Представители Domidias, контраргументы которых также Law360, в свою очередь заявили, что прежний опцион вытек в 2019-м, а новое соглашение стороны не заключили из-за того, что родительская компания Sian якобы не прореагировала на предложенные условия «в разумные сроки или вообще».

Заявленная цена в $400 000 «дискутируема», говорит человек, знакомый с детальками опционного соглашения: «Это их (членов Магомедова. — Forbes) представления». Собеседник Forbes также отмечает, что Магомедову «предлагалась биомасса вариантов», но тот якобы отказался от компромиссов. Сам Магомедов называл смену акционеров FESCO мошенническим захватом и грозил оппонентам должностными разбирательствами.

Никакого захвата не было, Северилов: партнеры Магомедова просто разочаровались в совместном бизнесе. Северилов также отмечал, что его сделка с Гарбером «соответствует всем нормам межрегионального права», а стоимость (ее он не называл) определялась «исходя из рыночных условий с учетом долга компании». В начале апреля 2020-го, когда стало известно о сделке, пакет Гарбера на Московской котировке стоил около $84 млн. Сейчас такой пакет стоит почти в два разика дороже — около $160 млн. Северилов, Гарбер, Гаджиев и представитель FESCO отказались от комментариев для той статьи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *